МЕХДИ ЭСКЕРХАНОВ – «ТАНЕЦ СО СМЕРТЬЮ»

Декабрь 30, 2017

История искусств все больше убеждает нас в том, судьба по-настоящему талантливого человека, художника, повторяет все линии судьбы его народа. Это утверждение как нельзя более полно можно проиллюстрировать на примере жизненного пути Мехди Шепиева (творческий псевдоним М.Эскерханов).

История искусств все больше убеждает нас в том, судьба по-настоящему талантливого человека, художника, повторяет все линии судьбы его народа. Это утверждение как нельзя более полно можно проиллюстрировать на примере жизненного пути Мехди Шепиева (творческий псевдоним М.Эскерханов).

Он родился в 1954 году в Казахстане, где его семья, как и весь вайнахский народ, находилась в то время в сталинской ссылке. В 1956 году, когда в СССР наступила пора хрущевской «оттепели» и Чечено-Ингушская автономная республика была восстановлена, семья Шепиевых вернулась на родину, в отчий Цоцин-Юрт.  Там мальчик поступил в местную среднюю школу, которую закончил с отличием. Служил в армии, на территории вассальной тогда от СССР восточной Германии и казарменный быт не мешал юноше наслаждаться старинной архитектурой немецких городов.  Отслужив в армии, Мехди решил уехать в Тюмень, где поступил на работу в школу искусств, в которой одновременно учился, оттачивая приемы живописи.

Семейные обстоятельства заставили Мехди прервать обучение и вернуться домой. После этого он работал токарем на грозненском заводе «Красный молот», но нехватка средств заставила его уехать в Ростовскую область и освоить профессию чабана, и в этом он снова повторил судьбу сотен тысяч своих соотечественников, которые посезонно покидали Республику в поисках заработков, и многие из них оседали на чужбине.

Затем судьба забросила Мехди в одно из сел Краснодарского края, где он стал заведующим художественной самодеятельностью.   Оценивая эти вехи в его судьбе, понимаешь, что профессии токаря, чабана или завклуба в селе не были его жизненным выбором, его призванием, а являлись временными, во многом случайными способами добыть хлеб насущный для того, чтобы всецело посвятить оставшееся время истинному призванию сердца – живописи.

Рисовать Мехди начал еще с пятилетнего возраста и с этих пор в нем жила, говоря словами поэта, «одна, но пламенная страсть» – отображать на холсте или бумаге мир, в котором ему выпало жить, и людей, своих современников. Но он изображал мир и людей в нем не с той фотографической точностью, которая свойственна старательным ремесленникам от живописи и выдает в них скудость чувств и леность ума. Мехди подходил к действительности как подлинный философ, и мазок кисти или карандашный штрих были тем звучным языком, на котором он говорил и наставлял своих современников, приобщая их к прекрасной и трагической истории своего народа.  

Взлет творчества Мехди и обжигающий накал его таланта проявились в годы двух российско-чеченских войн. Он присоединился к чеченским бойцам и вместе с ними шел по дорогам войны, переживая горечь поражений и радость побед. Очевидцы свидетельствуют, что в ту пору у Мехди не было ни красок, ни холста, ни мольберта, но желание отобразить и осмыслить это грозное время было в нем столь велико, что он выжигал свои картины раскаленной проволокой на досках.

Более точно и более профессионально выскажутся на этот счет знатоки живописи, но на мой неискушенный взгляд, именно эти, «выжженные» картины, являются подлинными шедеврами и пиком его таланта. Я думаю, что это понимал и сам Мехди, потому что даже за огромные для него деньги не продал одну из таких картин – «Танец со смертью».  Возможно, эта картина была в чем-то провидческой, потому что последние шесть лет своей жизни Мехди находился на самом острие тревожных и опасных событий, говоря языком своих картин, языком разящих аллегорий, настолько острых и прямолинейных,  что они не оставляли равнодушными ни друзей, ни врагов гениального художника.

Когда началась Вторая российско-чеченская война, Мехди снова стал солдатом на этой войне, нанося удары по врагу своим оружием – кистью живописца. И как боец погибает с оружием в руках, так и Мехди погиб с кистью в руке. Он стоял у мольберта, когда 21 августа 2000 года российские военные в масках вызвали его на улицу и хладнокровно застрелили. Двумя неделями позже погиб и его сын, сражаясь против российских оккупантов. Описывать картины – это все равно что пытаться передать словами музыку. Музыку нужно слушать, а картины видеть. Ниже выставлены около двух десятков работ Мехди Эскерханова, и многие из них впервые предстанут перед широкой аудиторией. И это – лишь малая крупица того долга, который лежит на нас – соотечественниках и соратниках Мехди, чтобы его картины сохранились для грядущих поколений чеченцев как проявление гениального мастерства и как яркое свидетельство эпохи.  

Адам Висханов        

 

Нет комментариев на "МЕХДИ ЭСКЕРХАНОВ – «ТАНЕЦ СО СМЕРТЬЮ»"

(необязательное поле)
(необязательное поле)
На сайте включена защитьа от спама, пожалуйста, ответе на вопрос для продолжения.
Запомнить персональную информацию?
Внимание: Все HTML-теги, за исключением <b> и <i> будут удалены из Вашего комментария. Вы можете делать ссылки URL-адреса или E-mail.